Евгений Выгузов 

Коллажист, фотограф, стрит-арт художник

С чего начался Ваш путь в искусстве?

Изначально это был импульс самовыражения. Мне захотелось изменить готовые фотографии из журналов. Это было где-то в 2010–2011 году. Я смотрел фотографии, разные образы. Мне казались они интересными. Я их вырезал из журналов, видоизменял, трансформировал. Что-то дорисовывал, что-то приклеивал, фотографировал на телефон и выкладывал во «ВКонтакте». Я даже не знал, что это называется «коллаж». Не преследовал какой-то коммерческой цели, хотел таким образом сказать: «Вот так я вижу».

А в то время, в 2010 году, чем еще Вы занимались?

Я был обычным парнем: играл в футбол, в контр-страйк. Первые деньги заработал контр-страйком в компьютерном клубе. Закончил 11 классов в Красноярске, поступил в филиал Финансовой академии при правительстве РФ на специальность «Финансы и право». Отучился там 3 года, потом я должен был доучиться два года в Москве. 

Уже тогда я делал какие-то скетчи, но это было для себя, выкладывал в интернет. Не было особо поддержки из семьи. Самый переломный момент был, когда я подрабатывал менеджером по продаже и рекламе в региональном журнале. Тоже интересно, как я туда попал. Был конкурс из 10 человек, мы проходили обучение от директора. Причем у меня не было каких-то амбиций туда попасть, я просто уходил от конфликта с родителями. Потому что до этого я просто сидел дома и делал «странные картинки», никак их не мог монетизировать. Хотя я говорил, что на все нужно время, «Москва не сразу строилась», на рождение ребенка 9 месяцев уходит. Я говорил: «Пап, мам, сейчас все будет, подождите. Мне это нравится, я что-нибудь придумаю». Но мне сказали идти на стабильную работу. 

В итоге меня взяли. Я там работал, сидел в офисе, не понимал, зачем я тут нахожусь. В то же время в клубе познакомился с фотографом – Артемом Поменчуком. Он мне предложил сфотографироваться. Я согласился. До этого я с миром моды никак не был знаком, тоже важный момент. То есть, я просто листал журналы и мне нравились красивые девушки, картинки, искусство, с которым я тоже никак не был знаком — просто мне был приятен визуал. Ну вот он меня сфотографировал, не говоря о том, что он скаут модельного агентства. Через неделю мне звонит Артем и говорит: «Жень, приди, пообщайся с директором». Я пообщался и мне предложили сразу контракт в Шэньчжэнь, Гуанчжоу, Гонконг, Бангкок, Милан. И я уезжаю из России на 9 месяцев с минимальным знанием английского языка. Мне просто хотелось увидеть мир. Я до этого ни разу не был заграницей и не видел море. Я понимал, что нахожусь в той индустрии, которая мне нравится. 

Там уже понял, что мне интереснее создавать как фотограф, как художник, и в качестве инструмента применять коллаж. Это потом я узнал, что это называется коллажом. Я общался с творческими ребятами и они говорили: «О, Жень, классный цветовой треугольник». Я спрашивал: «Какой треугольник?». А у меня там цвета сочетаются, оказывается. И тогда я по чуть-чуть нахватался, начал больше интересоваться этим, чтобы как профессионал расти. По истечении 9 месяцев я вернулся обратно в Красноярск. На меня вышел парень, который у нас снимал всю рекламу, ему кто-то, видимо, меня порекомендовал. Он увидел мои коллажи и показал три кнопки, на которые надо нажимать – я начал монтировать видео, заработал денег на фотоаппарат и ноутбук и уехал в Москву в 2013 году.

Евгений Выгузов 

А если вернуться в тот момент, когда Вам предложили посмотреть мир и поработать моделью. Тогда было страшно?

Было интересно, потому что я нигде не был, только в России. Это другая культура, другой мир, другой менталитет. Меня это очень вдохновило, не могу сказать, что было страшно. Терять-то нечего было. У меня как раз был переломный момент. Либо стабильная работа с хорошей зарплатой, со скидкой в 50% во всех бутиках, спа-отелях, ресторанах города и личная машина. Либо непонятно что. Я выбрал «непонятно что».

Как трансформировался подход к искусству, если брать начало Вашего пути и настоящий момент? Если раньше это была насмотренность, то сейчас?

Если взять мои работы, будет видно, что в одно время со мной резонировала определенная стилистика. Я любил помещать моделей в природные ландшафты, тем самым создавая перспективу и сюрреалистичность. Опять же, почему природа? Я в Красноярске много времени проводил на природе. У нас очень она красивая и вдохновляющая. Я ничего другого и не видел. 

Со временем я узнал, что есть Марк Ротко, Рене Магритт, Василий Кандинский, Казимир Малевич, Сальвадор Дали. И мне нравилось их творчество. И коллаж – это же все составная история. Ты берешь везде по чуть-чуть и создаешь свою работу. И я понял, что перерос уровень, когда ты вставляешь какого-то персонажа просто в природный ландшафт. И мне интереснее стало работать с цветами, формой, наполнением, линиями, деталями. По-моему, работы стали сложные, но, с другой стороны, более простые в плане восприятия.

Евгений Выгузов 

А коллаж – это спланированный процесс или стихийный?

По-разному. В начале пути я, наверное, за день мог сделать по 10 разных работ. Но опять же, потому что для меня это было ново, из-за этого много разных вариаций. А со временем, когда ты уже отшлифовал какие-то моменты в своей работе, ты понимаешь, какие формы, цвета и другие приемы работают лучше. И конечно в один момент приходит ступор — что дальше? Но потом все равно ты обновляешься, проживаешь это и находишь какие-то новые формы. Не могу сказать, что за все 10 лет был какой-то серьезный творческий кризис. То есть были моменты апатии, но я самостоятельно выходил из этой ситуации.

Ситуация с локдауном как-то повлияла на Ваше творчество?

Есть такой мем «художник на карантине/художник не на карантине». Просто у холста стоишь и там, и там. И вот я такой же. Нет, я люблю гулять, выходить, общаться с людьми. Но большую часть времени я дома. Но опять же, это все периодами. Вот перед самым первым карантином я снял рекламную кампанию Puma как фотограф. И это мне помогало жить финансово. Были мысли уехать в Красноярск, потому что не было никакой работы: страшно и непонятно, что делать. А потом появилась работа. Мне написал бренд постельного белья, и в тоге я отснял его дома. Купил свет, фоны, сделал раскладки и реализовал рекламную кампанию.

У меня страх возникает только тогда, когда творчество никому не нужно. Потому что все мы хотим быть кому-то нужными. В начале ты на энтузиазме работаешь, а потом понимаешь, что тебе охота прогресса, чтобы узнало большее количество людей. И это нормальный процесс. 

Карантин прошел нормально, я максимум погрустил месяц-полтора, а потом у меня были проекты, которые наполняли меня и не давали мозгу грустить. То есть для меня первостепенно – проекты и работа. И чем они креативнее и более оплачиваемые, тем больше меня это радует.

Евгений Выгузов 

Вам важно быть нужным именно как хороший художник или критика и неприятие тоже необходимы?

В первую очередь я хотел бы, чтобы люди просто знали, чем я занимаюсь и узнавали мой стиль. Чтобы приходили ко мне за ним. Даже, допустим, когда на работе не было подписано, кто это делает, люди думали: «О, это Женек». Что касается критики, я абсолютно адекватно к этому отношусь, потому что самый главный критик – я сам себе. 

Я в этом году загадал себе небольшое желание, чтобы Ольга Свиблова узнала обо мне. И в прошлом месяце мне предложили поучаствовать в конкурсе. Хоть я и не любитель, потому что это какая-то абсолютно субъективная история. Но я поучаствовал и попал в шорт-лист десяти финалистов. Пришел на бранч 18-го сентября в ресторан на Патриках, где объявляли победителя – и там была Ольга Львовна, которая прошлась по каждому по поводу его творчества. Я потом с ней отошел на портфолио-ревью. Она назвала бестолковыми работы, которые я знаю, что многим людям нравятся. А некоторые показались ей очень талантливыми. И она говорит: «Не понимаю, откуда это у тебя, если нет образования и ты не из творческой семьи. При тех вводных, что ты мне рассказал, у тебя очень хорошие успехи». 

И вот это на тему критики. Я к ней прислушиваюсь, если мне важно мнение человека. Но в любом случае я не изменяю себе, я действую теми методами и на тех ощущениях, которые во мне есть изначально. Потому что я возвращаюсь эмоциями назад и думаю: «Не изменяю ли я себе в том, чем занимаюсь?». Потому что это родилось во мне – никто ко мне не приходил, не приводил за руку. Поэтому я честно могу сказать, что я, в первую очередь, сам для себя учитель. Может, не очень хороший, так как явно есть моменты, которые я не дорабатываю, потому что самоучка – и я адекватно это оцениваю. Мы каждый день учимся и узнаем новое. Я стараюсь смотреть на работы под разными углами.

Вы как раз говорили, что хочется делать как можно больше вариаций одной работы. Что Вам и зрителю дает изменчивость этой формы?

Это нужно для того, чтобы увидеть, как с одним наполнением можно показать разноплановость, разнофактурность той или иной работы. Но опять же, это все поиск. Поиск, который нужен, чтобы потом остановиться на том, что будет резонировать со мной. Сейчас я показываю намного меньше, чем пробую, потому что опять же, с опытом я понимаю, что лучше работает визуально, а что хуже. И второе я не буду выкладывать. Со съемками так же. Сначала ты думаешь, что у тебя 20 гениальных кадров и все выкладываешь в инстаграм. А потом понимаешь, что 3–6 – максимум.

Евгений Выгузов 

А Вы с кем-нибудь советуетесь, когда есть несколько вариантов работы?

Иногда бывает спрашиваю людей, чей визуальный вкус мне нравится, но не было такого, что я бездумно слушаю мнение. Просто со временем у тебя глаз замыливается, особенно когда ты в моменте делаешь, делаешь и делаешь. Тогда нужно выдохнуть и посмотреть на работу с другой стороны, может через несколько дней. Часто бывает, что я закончил какую-то работу, а уже перед самым постингом замечаю, что нужно поправить что-то еще. Иногда спрашиваю мнение. Это нормально, ведь я выкладываю это на публику. Люди же будут это смотреть. Мне важен фидбек. Но не могу сказать, что я его заложник. Если бы я был его заложником, то я был бы несчастным человеком.

Есть какое-то различие в подходе к творческой работе и коммерческой?

Когда чисто коммерческий проект, там завязано большее количество людей, есть определенный референс. Вот недавно был проект с GQ Style. Мне предложили снять фэнт-стори, сделать 8 коллажей. Я озвучил свои идеи, им все понравилось. А во время съемки еще поступил комментарий, что 8 коллажей – это очень много, предложили чередовать коллаж и фотографию. Я решил попробовать сделать 8 коллажей, чтобы это смотрелось гармонично. По итогу вышло 9 коллажей – и их утвердили. Один взяли в содержание, а 8 в фэшн-стори. И не было ни одной правки. И это редкий случай коммерческого проекта, который сильно вдохновил.

А были проекты с большим количеством правок?

Конечно. Вот недавно был проект Аdidas с Манижей. Я сделал историю для обложки трека «Изумруд» – он записан с использованием голоса Высоцкого. Заказ классный, я хотел его реализовать, но опять же, он в визуальной эстетике того времени, когда я работал с пейзажами. А я сейчас делаю чуть более абстрактно, авангардно и винтажно. И я от этого отошел, а меня попросили сделать так, как я делал раньше. И там прилетело очень много правок. И получилось так, что три картинки размазались на две недели. То клиент не на связи, то опять правки, а хочется все в моменте сделать. По итогу всем все понравилось, сделал хорошо. Но у себя я не выкладывал. Только в сториз. История интересная: Манижа, Аdidas. Но по ленте не мэтчится.

Как заставить себя творить в случае, когда нужно выполнить работу, посыл которой на этом этапе творчества не совпадает с твоими ощущениями?

А вот это и называется профессионализм. Что отличает профессионала от дилетанта? Профессионал тебе выдаст в любом эмоциональном настроении хороший результат. Потому что им будут повелевать не чувства, а выдержанные качества, которые он много лет в себе формулировал. Это из серии: «Почему эта работа столько стоит, если вы ее сделали за 10 минут?» — Потому что я десять лет этим занимался, чтобы сейчас это сделать за 10 минут. 

Евгений Выгузов 

С чего начать знакомство с современным искусством человеку, который не разбирается в нем?

Большинству людей в России до современного искусства вообще нет никакого дела. Им важно заработать деньги и прожить. Люди зачастую начинают интересоваться искусством, когда у них закрыты базовые потребности. И если это так, то можете начать с более привычных всем музеев и галерей. 

Я знаю, что для художника очень важна концепция, потому что без нее ты никуда не попадешь. К каждой работе должна быть какая-то аннотация. Из-за того, что я самоучка, я к этому пришел не сразу. Я часто игнорировал мысль, что у работы должна быть история, которая все объяснит. Когда я завершал работу и у меня спрашивали: «Что это означает?» – меня вводило это в ступор. Я не понимал, почему недостаточно того, что они видят. Но нас в такие моменты спрашивает мозг, потому что ему всегда нужно объяснение тому, что перед ним. Если мы прислушаемся к сердцу, то визуальной составляющей действительно будет достаточно. 

И опять же, все становится коммерческим. И современное искусство – это большой мыльный пузырь. Часто работы не стоят своих ценников. Но цена складывается из выставочной деятельности, из бэкграунда, из галереи, из многих факторов – и в том числе, из истории. Есть люди, которые пишут художникам эти истории. То есть, порой даже художник это не сам делает. Но, возвращаясь к вопросу, я бы начал с азов. С литературы, с фильмов. Нужно узнавать больше про конкретных художников и про проекты, которые именно резонируют с вами, потому что это будет формировать ваш стиль.

Вы сказали про смыслы. А нет творческой «жадности» в желании, чтобы зритель понял именно ту идею, которые Вы заложили в работу?

Есть у меня работа с текстом «Вселенная чувствует ритм – главное оставаться открытым». Вот тут, например, месседж понятен. Но если говорить про образные истории, где какие-то силуэты, то нет. Есть еще работа, где целующаяся пара на фоне горы. Часто у меня спрашивали, что она обозначает. Я в первую очередь закладывал смысл, что мне интересно было вписать силуэт целующейся пары в силуэт горы. И за счет этого создать коллажность и сюрреалистичность – такого размера люди не могут быть в такой перспективе горы. Но потом, когда меня это спрашивали, я думал: «Тебе самому задают вопрос о том, какие эмоции ты испытываешь, зачем ты это делаешь». И я начал после этого на какие-то работы формулировать конкретные описания. 

Допустим, к этой работе – «профиль целующейся пары на фоне вершины горы Ама-Даблам в Гималаях». Я посмотрел, что эта гора одна из самых сложных для покорения. И подумал, что гора – это как символ того, что пытается покорить человек. А поцелуй – знак покорения горы.

Что для Вас значит эта «открытость», если говорить о работе «Вселенная чувствует ритм – главное оставаться открытым»?

В первую очередь надо прислушиваться к себе и не изменять себе. Со временем я уже могу сказать, прислушиваясь к своему организму, сделал я правильный выбор или нет. Раньше, когда я еще не был в индустрии, я был довольно закрытым человеком. И когда я начал полноценно выступать в качестве фотографа на съемках, первое время мне было тяжело находить коммуникацию. Но я понимал, что если я хочу расти в этой индустрии, то мне нужно быть open-minded. Раньше я бы никому сам не написал, например, продюсерам или брендам. Я думал, ты делаешь работы – и к тебе приходят.А потом у меня случился первый коммерческий проект – я сделал 30 коллажей на неделю моды для дизайнера Николая Красникова, еще когда жил в Красноярске. Я думал, что после этого ко мне пойдут золотые горы. А нет. Ничего не было. И я понял, что нужно напоминать о себе. Что, соответственно, один из пунктов открытости.

Для чего создается недосказанность в творчестве?

Мне вообще нравятся тайны. Вот в работах мне нравится перекрывать лица, глаза частично или полностью. Потому что, например глаза – это зеркало души, и когда их не видно, мы не знаем, кто перед нами. Меня привлекают оккультные знания, эзотерика. Меня это интересовало еще со школы, когда это вообще не популяризировали. Это было интересно, я искал единомышленников, фанатично этим делился, но мне говорили, что я поехал крышей. И я все это рефлексировал в свои работы – перерабатывал в творчестве переживания, какие-то любовные истории. Там я находил отдушину. И это помогало не стать «сумасшедшим», потому что разные были периоды.

Я просто понимал, что нужно быть социально-понятным человеком. Без фанатичного тиражирования своего мнения касательно тем, которые не близки людям. Я стал аккуратнее в разговорах о духовности и эзотерике и перенес это в творчество. Но я уже этим так не интересуюсь, потому что в один момент начал терять связь с миром реальным, а я все-таки работаю в индустрии, где вокруг много людей, и ты должен быть понятным, чтобы тебе могли доверять.

Евгений Выгузов 

С какими из Ваших работ начать знакомство человеку, который не слышал о Вашем творчестве?

Если взять фидбек со стороны зрителя, больше всего он был в 2015 году, когда я сделал работу с бесконечностью, где женский бюст и бесконечность вместо глаз. Работу я делал бессознательно. Я жил тогда в мастерской на улице Правды. И там стоял широкоформатный принтер, у нас было много картона, красок. И в один из дней я взял картон, пошел в соседнюю комнату, напечатал на принтере черно-белый портрет, отрезал пол лица, вырезал по контуру и приклеил на картон, который покрасил в красный цвет. Решил изобразить вместо глаз знак бесконечности и в дальнейшем сделал капли и подтеки, которые добавляют немного гранжа и неаккуратности. Взял стремянку, поехал на винзавод, на жидкие гвозди приклеил работу и подписал тег «Джеки 46». Друг меня называл «Джеки», а 46 – любимое число. И я смотрю, что в инстаграме каждый день отметки, людям нравится. 

Раньше я тоже делал работы на улице, меня вдохновлял Бэнкси, фильм «Выход через сувенирную лавку». Это были: «Обезьяна с айфоном» на тему селфи, «Полицейский в костюме из долларов» на тему коррупции и еще несколько работ. Я их тоже тиражировал, клеил на улице, но такого «вау эффекта» не было. То есть, после той работы многие узнали о моем творчестве. Опять же, я не вкладывал глубокого смысла. Мне вот нравится женская эстетика, сюрреализм, тайна и недосказанность. Я смешал эти образы между собой. И знак бесконечности классно напоминает нам глаза, но при этом мы не знаем, кто находится перед нами. Это такой символизм. 

Еще ранние работы, которые я оставил во «ВКонтакте». Там можно посмотреть, как менялся мой стиль еще до коллажей. Я пробовал в разных техниках работать. Помню, у нас выключили свет, а я так хотел рисовать, что просто светил фонариком и работал, потом выкладывал. 

Вопрос номера:

С чего начинается любая трансформация? С мысли о ней.

Любимый городБарселона
Если автомобиль, тоPorsche 911
Если домашнее животное, тогалаго 
Мужчина обязательно должен уметьдавать уверенность в завтрашнем дне
Женщина обязательно должна уметьготовить 
Если мне плохо, то ястараюсь делать так, чтобы было хорошо
Я не люблю в людяхлицемерие
Чтобы решить трудную задачу,в школе я всегда искал, кто мне ее решит
Если часы, толунные
Если алкоголь, тосидр кокосовый 
Если weekend за границей, тоБерлин
Последний понравившийся фильм «Работа без авторства»
Любимая музыкальная группа или исполнитель Modjo «Lady»
Какого современника вы можете назвать лидером?Юрий Дудь
Кто обязательно должен стать героем Leaders?Вася Березин
Что бы вы у него(нее) спросили?Как ты пришел к тому, к чему пришел?