Юрий Тинт

Генеральный директор ООО «Маруся Бевереджис РУС» и ОАО «Иткульский спиртзавод»

Расскажите о своем пути. Как вы пришли к управлению «Маруся Бевереджис РУС»?

На втором курсе учебы в СПБГУ я начал работать в компании Chupa Chups в отделе маркетинга, а на четвертом уже перешел в водочную компанию «Веда».Она была крупнейшим производителем водки на тот момент, что, конечно, привлекло меня. Потом переехал в Москву и работал в больших международных компаниях: Pernod Ricard и British American Tobacco. А в 2014 меня пригласили в «Марусю» на должность директора по маркетингу.

Многие привыкли к тому, что для успешной карьеры надо обращать внимание только на крупные компании: чем больше компания, в которую ты переходишь, тем лучше. Но все иначе! «Маруся» была раз в сто меньше, чем British AmericanTobacco, но я подумал, что это отличная идея. Я тогда быстро попрощался с коллегами и новомодным офисом и перешел работать на новое место. 

В «Марусе» все было не так легко: помню, несколько первых недель я проработал в столовой-переговорке, а только потом перебрался в свой собственный офис. Пришлось даже самому покупать мебель в IKEA и собирать ее вместе с другими сотрудниками. Так я и проработал три года директором по маркетингу, а в 2017 мне предложили стать генеральным директором. Я принял предложение, ведь оно означало новый карьерный скачок.

Юрий Тинт

В чем заключается уникальная концепция заводов «Маруся»? Почему важно собственное производство спирта? 

Группа компаний Marussia Beverages – одна из самых молодых на международном алкогольном рынке. Наша история началась еще с водки «Мамонт». Сначала создавался сам бренд, а уже потом искали площадку для производства. И нашлина Алтае, где расположился Иткульский спиртзавод. Тогда же параллельно создавалась дистрибьюторская компания в России. В принципе, это было главной стратегией «Маруси». Мы хотели создать одну большую систему производителей. 

Сложным периодом стал для нас 2019 год – начался процесс банкротства. Я четко понимал, насколько важен бренд «Мамонт», ведь в России нет других таких производителей! Поэтому и предложил выкупить Иткуль у кредиторов. Понимаете, в таком бизнесе очень важен правильно выстроенный бренд. Покупателя обычно не волнует, где берется спирт, но он хочет видеть качественный результат. А Иткульский спиртзавод был синонимом этого качества. 

Расскажите об эко-туристических проектах компании. Какая у них цель? Планируются ли новые? 

Иткуль для нас – не просто спиртовой завод. Это целая живая экосистема. Здесь мы ещё производим хлеб на хмелевой опаре, барда (как отход от основного процесса производства) идёт на корм животным, а углекислый газ – на производство газированных напитков. У нас есть глобальная цель – развитие туризма в регионе.

Кроме того, у нашего флагманского бренда водки «Мамонт» уже давно есть ежегодный проект Mamont Camp. По сути это лагерь, который мы открываем в самых красивых и удаленных от цивилизации местах. Кстати, он очень комфортный и придерживается принципов экологичности. Уже второй год подряд мы его ставим на Алтае, в 400 км от Горно-Алтайска, на берегу реки Кокса. И Mamont Camp – это уже не просто проект, который пиарит продукцию водки «Мамонт», а самостоятельно существующая и действующая единица. Многие едут в тур за незабываемыми эмоциями. Но оно и понятно: река, лес… Что может быть приятнее для отдыха?

Юрий Тинт

Почему Вы решили выкупить контрольный пакет акций завода на грани банкротства?

Тут правильнее сказать, что Иткуль был не на грани банкротства, а уже находилсяв банкротстве. У завода были только долги, а все активы же были заложены банкам. Ситуация трудная, мягко говоря. И тогда на мое решение повлияло несколько причин. Во-первых, только на Иткуле мы могли получить то качество и вкус водки «Мамонт», которые были нам нужны. Там особенное производство, которое так просто не повторить. Например, в процессе брожения вместо ферментов используется натуральное солодовое молочко. 

Во-вторых, это, конечно, судьбы людей, которые работают на Иткуле. Чтобы вы понимали, около 90% из них живет в небольшом алтайском селе, где расположен завод. Мы проработали вместе примерно 10 лет. Невозможно было остаться в стороне и просто смотреть, как из села уезжают все, кто может уехать, а кто не может – остается без работы с минимальными средствами к существованию. 

Что касается рисков, их определенно было много. Были те, которые мы предвидели, а были и разные неожиданности. Но, в общем, все оставалось под контролем. 

Какая была стратегия восстановления? Что было сделано в первую очередь?

До 2018 года продукция Иткуля занимала примерно 60% доли рынка, если мы будем говорить о Сибирском федеральном округе. Естественно, за 2 года эти позиции были потеряны: нужно было начать заново настраивать взаимоотношения с федеральными сетями и региональными оптовыми компаниями. Но у нас не возникло с этим проблем. Все же тренд на экологичность и чистоту помог иткульскому спирту быстро получить органический сертификат, а это уже преимущество на рынке среди конкурентов.

Юрий Тинт

Насколько важно было сохранить историческую ценность завода?

На сегодняшний день Иткульский спиртзавод – самое старое производство в России. Он был построен еще в 1868 году в селе Соколово. Занимался строительством потомственный дворянин Константином Платонов из Пермской губернии и барнаульский купец Григорий Бадьин. На производстве до сих пор работают потомки первых сотрудников! Там есть целые династии производственников, которые занимаются этим из поколения в поколение.

Кроме того, на Иткуле до сих пор сохранилась собственная солодовня, где проращивают зерно. Солод даёт натуральные ферменты, и на производстве используют именно его. А вот другие производители часто прибегают к химическим ферментам – это очень сильно влияет органолептику продукта, который получается в итоге. И не в лучшую сторону.

Юрий Тинт

Сейчас завод сейчас уже встает на ноги. Можно ли сказать, что инвестиции оправдались? 

Пока что мы выполнили три главные задачи: прекратили процедуру банкротства, полностью восстановили все бизнес-процессы на Иткуле и вернули большую часть дистрибьюции. Очень много важных задач предстоит решить в 2022 году. Наращивание оборота – одна из основных.

Больше всего радует то, что совет директоров считает приоритетным сделать производство чем-то долгосрочным, а не просто быстрым возвратом инвестиций. Главное – развитие! У нас большие планы по модернизации Иткуля:инвестиционный план на 2022 год составляет порядка 250 миллионов рублей.

Что будет с заводом дальше? Какие задачи планируется решить в ближайшие несколько лет? 

Мы планируем продолжать возвращать долю рынка в регионе, будем создавать и производить новые бренды. Еще есть мысль перейти от водки к производствуджина, настоек и ликеров. Еще стараемся развиваться в экспорте: продажи у нас идут и через независимых дистрибьюторов, например, Китай и США, и через сами компании группы «Маруся». 

Что, на ваш взгляд, самое главное в ведении бизнеса? Что отличает успешный проект от неуспешного? 

Я всегда считал, что успех – это пересечение тяжелого труда и удачи. Так что делай хорошо свою работу и надейся, что тебе повезет. 

Юрий Тинт


Вопрос номера:

С чего начинается любая трансформация? С момента, когда ты впервые себя осознаешь.

Любимый городДублин в марте
Если автомобиль, товнедорожник
Если домашнее животное, тособака
Мужчина обязательно должен уметьдобывать еду 
Женщина обязательно должна уметьуметь пить 
Если мне плохо, то яеду в лес
Я не люблю в людях,когда они юлят
Чтобы решить трудную задачу,надо хотеть ее решить 
Если часы, томеханические 
Если алкоголь, точтобы не заканчивался 
Если weekend за границей, торади концерта U2
Последний понравившийся фильм «Интерстеллар», «Властелин Колец»
Любимая музыкальная группа или исполнитель Боно из Ю2
Какого современника вы можете назвать лидером?Волтер Уайт
Кто обязательно должен стать героем Leaders?Волтер Уайт
Что бы вы у него(нее) спросили?Сколько водки «Мамонт» тебе нужно, чтобы упасть со стула?