Ярослав Малый 

Певец, автор песен, композитор, режиссер, лидер групп «Токио» и «Мачете»

Тема этого номера — трансформация. Было «Токио», сейчас «Мачете»«Токио»осталось в прошлом или Вы объединили проекты? 

Мы просто не отделяем жизнь от нашего творчества — пишем в наших песнях то, что происходит у нас в жизни. Основная тема нашей музыки не меняется. Мы находимся в поиске изначально: даже когда собрались вместе и сделали группу «Токио», мы не очень понимали, какой инструмент получили в руки. При этом мы знали, что музыка является частью нашей жизни. 

«Токио» это, «Мачете», «Хавакук», «Мишка» или какие-то другие проекты. Не так важно, как это называется. Важны только те вещи, которые мы переживали. Во времена «Токио» мы пришли к какому-то результату, и лично меня он не вдохновил, потому что закончилось тем, что мы летали и собирали какие-то тарелки, призы и премии. Я вдруг понял, что это совсем не тот путь, поэтому появилось «Мачете», в котором мы отошли в сторону от всего. И, в принципе, даже ребята, которые принимали участие в «Токио», частично перешли в «Мачете». Эти два проекта существовали одновременно. Потом было еще несколько проектов. 

Для меня музыка — это просто моя жизнь. И то, о чем я говорю, — это мои переживания. Есть люди, которых я люблю, есть проблемы, с которыми я сталкиваюсь в жизни, есть какие-то чудесные вещи, которые я вижу в своей жизни. Я это все просто проецирую в музыку, которую вы слышите. Для меня не важно, как это называется. Важно, куда это все идет. Трансформация в музыке для меня — это трансформация в моей жизни. Это одно и то же, потому что у меня ничего нет, кроме этой жизни и музыки.

В Вашем пути было изменение названия проектов и стилей. Что менялось в действительности, а что всегда оставалось?

Все, о чем мы говорили в нашей музыке, связано с вибрацией, которую можно назвать «любовь», с силой этого чувства и желанием понять его, раскрыть и поделиться им. Нашей темой всегда была любовь. Вот это и не изменилось. Мы растем, с нами происходят какие-то вещи, в чем-то разочаровываемся, в чем-то убеждаемся. Музыка, которая есть сейчас у нас, помогает и нам, и людям понять, что есть вещи, которые намного важнее, чем то, что мы видим в повседневной жизни. Те, что глубоко скрыто в каждом из нас. Говорить о них — наше предназначение, как мне кажется.

Идея любой трансформации связана с тем, чтобы человек пришел к себе настоящему, независимо от того, чем он занимается. Мы выбрали идею, которая связана с любовью. И это самое важное, мне кажется. Это то, что делает из нас людей, потому что все остальное нас от этого отводит. Мы часто увлекаемся, забываем о том, что есть какая-то фундаментальная вещь. При этом трансформация — это то, где не может быть фундамента, потому что вся жизнь — это трансформация человека. 

У картины есть несколько планов: дальний, средний и, в конце концов, мы приближаемся к герою и можем посмотреть ему в глаза. Трансформация в моей музыке и в этих группах начиналась с дальнего плана, а потом я приближался к себе на этой картине, название которой не важно.

Ярослав Малый 

Правильно ли будет сказать, что главная трансформация в вашей жизни произошла, когда вы переехали в Москву в 1991 году?

Я думаю, что нет. Это просто часть пути. Сейчас я сталкиваюсь с теми же вопросами, вызовами, проблемами и чувствами, как и в Кривом Рогу маленьким мальчиком. 

Просто я думаю, что встречи с разными людьми и день, когда я встретил любимого человека, — это все часть процесса, который называется трансформацией. Здесь нет чего-то такого: «Хобана! Я в 1991 году прошел основную трансформацию в своей жизни». Я и сейчас ее прохожу. Мало того, это связано с событиями, которые происходят не только с тобой, но и в мире. С тем, как ты выражаешь к ним свое отношение и насколько ты искренен в этом. 

Это путь бесконечный. Смерть — это тоже трансформация. Мы находимся внутри какого-то движения, которое сейчас достаточно сложно оценить, потому что существует социум, условности, правила. На самом деле, если набрать какую-то высоту и отойти в сторону, посмотреть, где находится наше внутреннее состояние, внутреннее состояние ребенка, влюбленного, человека, который хочет что-то изменить. В правильном ли направлении мы сейчас движемся или опять поддались какой-то штуке, которая нас закручивает, уводит от самих себя? Вот это прекрасный объект жизни для наблюдения. Ты смотришь на себя, или слушаешь какие-то песни, или встречаешь новых интересных людей и сверяешь свой ритм с тем, что тебе отвечает на это Вселенная. Оттуда ты тоже получаешь вдохновение для трансформации. Точно так же делишься какой-то информацией, а она является вдохновением для трансформации других людей.

Это очень широкий, объемный процесс. Он не связан ни с группой «Токио», ни с группой «Мачете», ни с 1991 годом. Он связан вообще со своей внутренней трансформацией.

Как-то Вы упомянули, что «любовь — это основа всего, позвоночник, на котором все держится». Где и как Вы нашли эту любовь? 

Я всегда ее чувствовал в своем сердце и знал, что она есть. Я всегда понимал, что это главное. Меня никогда не затягивали ни деньги, ни слава. К этому всему, что тебе дается в этой жизни, серьезно относиться нельзя. Даже при переезде ты можешь потерять какие-то вещи, не говоря о том, что взять за собой их куда-то дальше. Любовь — это как раз то, что показывает тебе себя настоящего. Я очень счастлив, что в моей жизни я и маленьким чувствовал это, и когда уезжал в Москву, где я никого не знал и меня никто не знал.

Когда искал свою любимую, я понимал, что сейчас ее нет, но она будет. Это тоже было чудесной трансформацией в моей жизни. Самое главное, что я понял, — это благодарность. Все, что происходит в твоей жизни, если ты за это благодаришь, отвечает тебе необыкновенной любовью людей, любимого человека, детей, любовью твоей к музыке, деятельности. Этот процесс очень взаимопроникновенный. Он зависит от того, правильно ли ты воспринимаешь мир, понимаешь ли, что это огромный подарок или думаешь, что это страшное испытание, которое должен тащить на себе и делиться этим грузом со всеми.

Ты спросил про позвоночник: это не значит, что ты поймал это чувство, оно у тебя теперь есть, есть эта девушка, женщина. Любовь открывается для тебя в абсолютно разных проявлениях. И, в конце концов, когда ты просто закрываешь глаза и благодаришь, ты чувствуешь, что за всеми этими картинками и миром стоит вот эта огромная любовь, которая ждет, что ты почувствуешь эту благодарность внутри себя. Тогда для тебя и картинки, которые ты видишь, будут меняться. Благодарность — это путь к этому чувству, а оно является единственным, ради чего стоит жить. Поэтому, может быть, я тогда так и сказал про позвоночник. Сейчас бы я сказал по-другому.

Ярослав Малый 

Как бы сейчас сказали?

Любовь во всем. Она абсолютно во всем. Просто наше невосприятие, отвлечение на какие-то ништячки этого мира мешают ей проявиться в нас. Она есть и в нашем с тобой разговоре, и в этом снеге, который у тебя падает, и в этом солнце, которое у меня за окном. Каждый человек — это мир. Мы живем в одно время, разговариваем друг с другом, но ты сейчас там, а я сейчас на каком-то острове. Вроде бы мы в одном мире, но у нас миры абсолютно разные. Все зависит от твоего восприятия. Когда ты понимаешь: какая бы ни была картинка, что бы тебе ни показывали, — это вообще не имеет никакого значения. Главное, что это все необыкновенное, чистое, возвышенное чувство, из которого ты и сделан. 

Мы сейчас находимся на разных уголках планеты, при этом общаемся. Цифровизация помогает людям быть ближе или заставляет нас разъединяться?

Мы часто видим картину, когда двое влюбленных сидят друг напротив друга и находятся в этой черной иконе. Естественно, жизнь меняется, и даже уже бытовые вещи и контакты находятся в этом телефоне. Человек уходит туда, проваливается в друзей, которых на самом деле не существует, в комментарии, которые могут быть совсем не искренними. На самом деле, самое важное — не терять себя нигде. Где бы ты ни находился, чем бы ни пользовался, что бы ни делал. Это делает тебя счастливее, интереснее даже для самого себя. 

У меня был период, когда я не подходил к телефону 3 года. Просто это время я не знал ничего, что происходит. Я не заходил ни в какие социальные сети. Я вышел из этого, когда мы выпустили альбом «Импульс». Начал интересоваться и понял, что вообще ничего не изменилось. Человек так много времени может отдавать на какую-то пустоту, думая, что он принимает участие в важном процессе. Важно только одно — твоя жизнь и то, что ты можешь сделать хорошего для этого мира.

Цифровизация, конечно, влияет. У меня много друзей, которые занимаются технологиями. Они рассказывают: «Мы такую-то тему сейчас продвигаем, другую». Это так интересно. Я спрашиваю: «А куда вы дальше деваете это все?». Они говорят: «Мы это продаем». Интересно, в чьих руках это все оказывается. Если цель выкинуть людей в другую реальность, то это не лучший способ прожить эту жизнь. Если ты используешь технологии для того, чтобы помочь людям, расширить свои горизонты, то это абсолютно нормально. 

Ярослав Малый 

Эти 3 года тишины и карантина до выхода долгожданного альбома «Импульс», наверное, и послужили основным элементом гениальных композиций, которые все ждали. Обязательно ли находиться в какой-то пустоте, чтобы сделать что-то гениальное? Как рождались песни, когда Вы находились в информационной пустоте?

Я бы назвал информационной пустотой то, в чем люди находятся каждый день. Когда мы были в этом состоянии перед альбомом, много медитировали, получали информацию совершенно другого уровня и ощущение осмысленности. Мы поделились этим и в альбоме «Импульс», и в альбоме «News Time». Я не могу назвать это информационной пустотой, потому что все вокруг нас — информация. То, что нам выдается как некое информационное направление, в котором мы должны мыслить и двигаться, бояться и переживать, я бы и назвал информационной пустотой. 

После этого периода мы жили на Алтае. В первую волну карантина, когда мы уже начали работу над альбомом «News Time», я обратил внимание, как сразу налетело большое количество всего ненужного. Когда мы потом переехали на Алтай, нужно еще было от этого потихонечку снимать слой за слоем. Интересно было то, что кто-то хочет с тобой встретиться, о чем-то поговорить, когда ничего не мешает. Когда оказываемся в больших городах, даже встречаясь с друзьями, мы видим, как все время отвлекаемся, несмотря на то, что мы соскучились. Здесь другая ситуация, когда ты отходишь и смотришь на все со стороны. Понимаешь, что очень много лишнего. Мы себе врем, потому что сами обмануты многими вещами. Не потому, что люди плохие. Поэтому, конечно, всегда речь идет об уровне информации, у которой очень много уровней. Чем выше, тем легче тебе становится жить. 

Над чем вы сейчас работаете?

Мы готовим новый альбом. Называться он будет «Сингулярис» и будет как раз посвящен трансформации и стремлению каждого из нас слиться с бесконечностью. На самом деле, понимаем мы это или нет, все человечество идет к слиянию. Настоящее — это быть частью чего-то большого, а не отделяться от него.

Чем новый альбом «Сингулярис» будет отличаться от «Импульса» и «News Time»?

«News Time» был так назван как раз потому, что мы смотрели на грубый информационный поток, который сливают на людей. В «Сингулярисе» будет большое желание жить. Там — размышления на тему того, что происходит в мире. Только выход будет в том, чтобы чувствовать и вести себя, как живые, потому что сейчас это не так. Жить — это любить и принимать, ничего не присваивая себе и передавая дальше. 

Как научиться быть в гармонии с собой и быть открытым миру?

Самое главное понять, что человек — это и есть мир. Если ты неправильно воспринимаешь то, что с тобой происходит, тебя этот мир начинает, грубо говоря, лечить. Иногда встречаются экстремальные ситуации, болезни. Так тебе просто дают возможность остановиться и задуматься над тем, что идет не так. Если начинаем себя даже как-то немного по-другому чувствовать, сразу смотрим, что мы где-то пропустили, не доделали.

Гармония — это не принимать все снаружи и переживать по этому поводу, а когда ты из себя все воспринимаешь. Когда ты общаешься с людьми не в рамках получения, а воспринимая это общение как возможность перетекания информации, добра. Это не значит, что иногда кому-то не надо дать по носу, но при этом внутри не должно быть никакого гнева. Мы все неидеальны, но важно понимать: если ты встречаешься с какой-то проблемой, то это проблема не человека, а твоя. Он просто тебе ее высвечивает. Иногда нужно просто помочь решить этот вопрос и себе самому, и тому человеку. 

Если тебе что-то не нравится — это вопрос к тебе. Когда ты воспринимаешь все спокойно, у тебя есть возможность на это правильно повлиять. Если же начинаешь беспокоиться, то ты просто сеешь панику и являешься частью страха. Что ты тогда можешь сделать хорошего для этого мира? Эта жизнь нам дана как приключение. Оно классное, необыкновенное и нужно для того, чтобы ты понял, кто Ты есть с большой буквы. Ты — это вертикальная связь. Не горизонтальная, в которой ты хочешь научить всех, как правильно жить. Дисгармония только от этого и происходит.

Музыка может изменить мир?

Этот мир может изменить все. Музыка здесь не исключение. Этот мир может изменить желание помочь какому-то человеку, даже которого ты не знаешь. Твое отношение к жизни, понимание, что это невероятный, чудесный бриллиант, который дан тебе, чтобы ты обработал его и он засиял всеми гранями. И, коль уж волею судеб я занимаюсь музыкой, конечно, я меняю этот мир музыкой. Каждый человек призван сюда, чтобы изменить его к лучшему. Мир — это зеркало. Так же, как ты в зеркале видишь свое отражение, так и смотря в окно, замечаешь, что что-то не в порядке. Это такое же твое зеркало. На это отражение нужно влиять. 

Ярослав Малый 

У вас недавно был интересный проект — «Karmalogic». Книга состоит из 54 законов судьбы. Какой закон, по-вашему, главный? 

Знаешь, когда Моисей спустился с горы Синай, он принес скрижали, на которых было 10 законов. Потом из Торы было выведено 613 законов. Проект «Karmalogic» — это классная идея. С ней пришел Леша Ситников. Мне понравилось, что он организовал 300 тысяч человек, которые в течение нескольких лет выясняли, что нужно человечеству.

Мне кажется, что самый главный закон, соблюдая который, все будет тип-топ, один — не делать другому того, чего бы ты не хотел, чтобы делали тебе. Это самый простой и гениальный закон. Надо постараться понять, что все вокруг — вибрации. Тебе дается жизненная энергия для того, чтобы ты тоже вибрировал на какой-то определенной частоте. У человека есть свобода выбора: делать это на частоте войны или радости и любви. Просто стараться не делать никому ничего плохого — самое главное.

Какой след вы хотите оставить после себя на этой земле?

Я бы хотел оставить свет. Следы меня не интересуют.

Про свет понятно. А какого цвета вы внутри?

Я часто вижу фиолетовый.

Если исчезнет музыка, что Вы скажете?

Я думаю, что это невозможно. В фильме «Август Раш» есть момент, когда маленький мальчик начинает вокруг слышать музыку из всего: ветра, люка, проезжающих автобусов. Я музыку слышал с детства. Первый раз, я помню, когда мне было лет 5. Мы с родителями сидели за столом, они мне что-то говорили, а я выключился из этого, провалился куда-то. Потом они спросили: «Сынок, ты с нами?». У меня в голове заиграла музыка. И вот она играет с того момента всю жизнь. Я не знаю, что я буду слышать, если исчезнет музыка. Невозможно.

Если представить себе как утопическую идею, что я буду делать, то сейчас я начал писать книгу. Она получается очень смешная и при этом глубокая. Я никогда не думал, что буду это делать. Прочитал несколько глав своим друзьям, семье, людям, которым доверяю. Они сказали, что это очень круто. Я допишу эту книгу в ближайшие пару месяцев и, надеюсь, что это будет еще одной частью меня. Творчество никуда не уйдет.

Ярослав Малый 

Человек творческий всегда пробует что-то новое. Это опять же, наверное, элемент трансформации.

Знаешь, творческий человек — это каждый человек, просто люди забывают об этом. Мы все творим свою реальность, свою жизнь и жизнь людей вокруг нас. Мы творцы, просто себе цены не знаем. И это такой бонус, с которым мы родились. Моя задача — показать людям, что они нечто большее, чем им объясняют.

Очень много в своем творческом пути Вы путешествовали. Насколько важно для человека место, где он находится?

Я думаю, что это очень важно. Мало того, я думаю, что важно все время менять пространство. У любого места есть своя энергия. Для меня энергия мест, в которых я нахожусь — это та вибрация, которую я потом передаю в музыке, и люди ее тоже чувствуют. Я мыслю картинками, поэтому для меня важно, что я вижу вокруг. Мы нигде надолго не задерживаемся, потому что все время что-то зовет дальше. Не бывает места, где нам было бы плохо. Бывает место, где «хорошо» подошло к концу и нам пора ехать дальше. 

Ярослав Малый 

Было время, когда вы перестали приезжать в Россию по политическим соображениям в знак какого-то протеста. Но потом взяли и отказались от своей позиции.

У нас был период, когда мы думали, что, заняв какую-то сторону в политической борьбе, мы можем перетянуть других. Мы верили и думали, что в этом справедливость. Когда разобрались во всех процессах и поняли, насколько все цинично, были впечатлены, с каким количеством лжи люди сталкиваются.

В информационном поле не было понятно, какую позицию Вы все-таки заняли.

У нас был большой концерт в Киеве. Омоновцы начали избивать студентов, затаскивать их куда-то. Для нас Киев — любимый город, не важно, кто у власти. И вдруг мы видим, что такие вещи происходят. Комок негатива, в котором мы оказалась, нас просто засосал. И мы сказали: «Ребята, мы с вами разделяем эту боль и всю эту ситуацию. Мы остаемся здесь».

А почему в Россию не приезжали?

Потому что это было напрямую связано с тем, что происходило там, как нам казалось, в тот момент. Грязное все это дело. Задача всех этих людей, кто находится над властью, — разделить. Когда эмоциональная составляющая высокая, а ум не совсем окрепший, то мы начинаем за это цепляться и занимать чью-то сторону. На самом деле, сила в единстве, которое нужно провозглашать. Это то, над чем и должен работать человек, связанный с творчеством. Задача творческих людей — дать подсказку людям, что происходит не так. 

Когда в Москве будете в следующий раз?

8 марта у нас большой концерт в Киеве, потом еще несколько городов в Украине, а оттуда мы, может быть, заедем сразу в Россию. На Алтае у нас точно будет 20 апреля концерт. Думаю, что в промежутке между 1 и 20 апреля окажемся в Москве, Питере.

В новом треке «Маска» звучит вопрос «Брат, в чем сила?». В чем же сила?

Мне в голову пришел сейчас царь Соломон, который взошел на трон и попросил у Всевышнего только одно — мудрость. Получив мудрость, он построил храм. В этот момент не было никаких войн в мире. Он все так организовал на своей территории, что все были счастливы. Мне кажется, что нам просто не хватает мудрости. В этом сила. 

Вопрос номера:

С чего начинается любая трансформация? Как и Бог, она не имеет начала и конца

Любимый городне очень люблю города, люблю голос природы и пение птиц
Если автомобиль, тоMercedes
Если домашнее животное, тонаш лабрадор Мирай
Мужчина обязательно должен уметьуступать, смеяться, вести за собой и вселять уверенность
Женщина обязательно должна уметьвсе, как моя жена
Если мне плохо, то яя сам виноват в этом 
Я не люблю в людяхнеблагодарность 
Чтобы решить трудную задачу,надо понять, что ничего трудного нет
Если часы, тоBreguet
Если алкоголь, товино Coin в «Одесском Дворике»
Если weekend за границей, тона территории постсоветского пространства, так как живу за границей
Последний понравившийся фильм «Гран Торино»
Любимая музыкальная группа или исполнитель Ленни Кравиц
Какого современника вы можете назвать лидером?он внутри каждого из нас
Кто обязательно должен стать героем Leaders?Президент Бразилии Жаир Болсонару
Что бы вы у него(нее) спросили?Как Вы научились не бояться?