Мария Серебряная

Архитектор, дизайнер, создатель авторских коллекций мебели, глава архитектурного бюро «ДОМ-А» и соучредитель интерьерного холдинга Casa Ricca. Марию по праву можно считать трендсеттером, ведь она – единственный российский дизайнер, разработавший предметы коллекций для крупных итальянских брендов – Visionnaire и Giorgio Collection.

Как начался Ваш профессиональный путь?

Сразу после окончания МАРХИ, в середине 1990-х, мы с Сергеем Макушевым основали свое архитектурное бюро. Реализуя большие проекты, мы обращались к подрядчикам, но качество и уровень предоставляемых услуг отнюдь не всегда соответствовали нашим требованиям. Тогда было принято решение выполнять весь цикл работ самим. Ведь кто, если не ты, сделает так, как тебе нужно? В результате мы объединили все сферы, непосредственно связанные с архитектурой и интерьером, включая поставку мебели и собственное производство, часть которого базируется в России, часть – в Италии. Только лично контролируя процесс, можно быть стопроцентно уверенным в отличном результате. Зародившийся как вспомогательный ресурс, Casa Ricca постепенно превратился в полноценный творческий проект, аналогов которого в Москве еще не было.

Первым офисом стал лофт на Белорусской в старом здании сгоревшего завода, где фактически уцелели лишь балки. И именно здесь, в бывшем заводском цеху, мы сделали замечательный интерьер офиса, в котором провели лет 12.

Позже вновь назрела необходимость смены рабочего формата – так появился комплекс в стиле фьюжн на Дениса Давыдова. К тому же, в Москву пришла мода на лофты, и тот прежний офис стал нам уже не так интересен. В новом же комплексе был предусмотрен принципиально другой подход к общению с клиентами, архитекторами и дизайнерами.

Да, будучи архитекторами, мы общаемся с коллегами, не считая себя конкурентами. Каждый найдет своего клиента, если правильно себя позиционировать, добросовестно и качественно работать.

То есть архитекторы – коллеги, а не конкуренты?

У архитектора нет конкурента. На каждый продукт – свой покупатель. Архитекторов и дизайнеров на самом деле не так много в нашей стране – ежегодно из ВУЗов выпускаются максимум 300 специалистов.

В отрасли как таковой существует конкуренция?

В рыночных условиях конкуренция существует всегда. Но мы создавали систему, способную обеспечить заказами хороших архитекторов и дизайнеров.

То есть вы не вошли в конкурентную среду, а создали собственный рынок?

Мы создали площадку Casa Ricca, в рамках которой конкуренты стали нашими партнерами, способными эффективно взаимодействовать друг с другом.

Претерпевает ли отрасль интерьерного дизайна какие-то изменения?

Да, сегодня мебельная отрасль идет по тому же пути развития, что и фешн. Особенно это заметно в течение последних 5 лет. Это значит, что появляется мода на предметы, которая быстро проходит. И это ведет к тому, что многие фабрики, следуя модным веяниям, теряют свое «лицо», усредняются.

Это хорошо или плохо?

Я считаю, что плохо, но таковы требования рынка. Если ты не принимаешь его новых условий и вызовов, ты оказываешься вне.

Есть ли место на рынке тем, кто решил сохранить свою индивидуальность?

Да, но с каждым годом все меньше.

Ваш любимый стиль?

Я устаю от любого чистого стиля в больших количествах. Предпочитаю чередовать и работать понемногу в разных стилях. Во-первых, все клиенты разные и у каждого свои предпочтения. Во-вторых, нельзя оставаться на месте, ты должен постоянно двигаться вперед и развиваться.

Бывает ли такое, что клиент хочет сделать интерьер в одном стиле, а после общения с вами меняет свою точку зрения?

Да, такое бывает. Обычно это клиенты, которые не имеют четкого представления о том, что именно они хотят.

Расскажите про ваш опыт работы с брендом Visionnaire.

Для меня и моей команды это было совершенно новое направление. Дизайнер интерьера разрабатывает проект под конкретного клиента, которого уже успел изучить и понять. Но в промышленном дизайне вы должны создать проект, который понравится большому количеству людей. Мне хотелось сделать то, что было бы востребованным в любой точке мира. Итальянский дизайн, например, славен своей универсальностью – предметы покупаются одинаково и в Европе, и в Азии.

Для меня это был интересный опыт. Сначала это был больше вызов, проверка собственных возможностей. Затем – бизнес, который приносил хорошие деньги. Но неизменным оставалось то, что я получала колоссальное удовольствие от всего этого.

Можно ли говорить о том, что это новая ступень вашей профессиональной карьеры? Есть ли понимание, куда идти дальше?

Понимание есть всегда. Сотрудничество с Visionnaire – новый виток моего профессионального развития. Это люксовый бренд, с которым работают всемирно известные дизайнеры.

Помню, для презентации своей коллекции Луиджи Кавалли я даже специально написала текст на итальянском. И очень надеялась, что хотя бы одну модель он выберет. Сначала он долго смотрел, молчал, но взял почти всю коллекцию. Это был шок!

Что такое итальянский дизайн?

Для меня итальянский дизайн – синоним мобильности: итальянцы никогда не стоят на месте. Еще, у итальянцев очень эмоциональный дизайн. На одной из лекций итальянский дизайнер рассказывал о том, что, если вы передали свою эмоцию, значит, дизайн работает.

Можно ли сказать, что итальянский дизайн привносит в дом эмоции?

Конечно.

Какая деталь обязательно должна быть в любом интерьере?

Интерьер, в первую очередь, должен быть комфортным и функциональным. Детали нужны для того, чтобы их менять. Профессионализм дизайнера заключается в том, чтобы заложить базу и сделать возможным внутреннее движение деталей.

По вашему мнению, когда требуется обновить интерьер, а когда кардинально его поменять?

Внутренняя архитектура дома закладывается один раз. Если дизайн интерьера выполнен профессионально, то фундаментальную часть менять не нужно.

В психологии считается, что женщина должна менять обстановку раз в 7 лет. Для этого достаточно внести изменения с помощью небольших деталей, скорректировать отдельные предметы.

Есть ли у вас личный секрет профессионального успеха?

Да, это «три кита», которые дают мне полноценное представление о дизайне. Первый – я знаю «внутреннюю кухню» итальянских производств. Второй – у меня постоянная обратная связь от клиентов. Третий – есть опыт массовых продаж.

Каким стал наилучший результат проекта Casa Ricca?

Сейчас он находится в стадии активного роста, поэтому трудно объективно определить наилучший результат. На сегодняшний день мы получаем отклик и от профессионального сообщества, и от клиентов, видим, что проект востребован.

Что первично в любом проекте?

Идея архитектора или дизайнера. Но если говорить о самом начале проекта – это правильно выстроенный диалог между клиентом и архитектором.

Ваш любимый художник?

Илья Ефимович Репин.

Какую музыку слушаете?

Я люблю сальсу. Когда мне нужно восстановить силы, слушаю инструментальную музыку.

Что вас вдохновляет?

Отправной точкой для создания чего-либо может быть абсолютно любая вещь, любое событие. Например, у меня есть коллекция, на которую вдохновили дети, вырезающие аппликацию. Идея может прийти совершенно случайно, внезапно. Конечно, есть еще так называемая наработанная идея, когда вы долго размышляете над каким-то проектом, ищите пути решения, а потом количество переходит в качество.

Нужна ли вам «перезагрузка» при переходе от одного проекта к другому?

Я многозадачна. Если погружаюсь во что-то одно, мне становится скучно. Переключение позволяет взглянуть на одни и те же вещи с новых точек зрения.

Есть ли у вас хобби?

Любые экстремальные виды спорта, кроме прыжков с парашюта, танцы. Одно время мы с мужем танцевали хасту. Сейчас я занялась йогой.

Сформулируйте самый полезный совет для дизайнера.

Нужно научиться радоваться успехам своих коллег! У нас в России есть отличительная черта – мы ревностно относимся к удаче других. У нас никто не оценивает успехи, не хвалит, а от этого, поверьте, все бы только приобрели.

Поделиться в whatsapp
Поделиться в telegram
Поделиться в facebook
Поделиться в twitter
Поделиться в vk
Поделиться в facebook